BlackBerrys.ru
×
×
  • Создать...

История Research In Motion, часть первая


1997 год. Будущее Research In Motion туманно. Майк Лазаридис и Джим Балсилли стоят в конференц-зале BellSouth. Последние несколько лет этот дуэт провел в попытках убедить мир в том, что будущее за мобильной электронной почтой, и вот-вот он достигнет своей цели. RIM уже выпустила один продукт — [email protected] Pager 900 — и разрабатывает второй, так называемый Leapfrog.

Но BellSouth, единственный покупатель готовящегося к выпуску Leapfrog’а, находятся не в самом лучшем расположении духа. Они потратили 300 миллионов долларов на покупку беспроводной сети Mobitex, но решениями для работы с ней не располагают, и сеть лежит дорогостоящим мертвым грузом. Если BellSouth решит продать сеть, то RIM автоматически останется и без платформы для Leapfrog’а, и единственного готового приобрести продукт клиента.

У директоров RIM Лазаридиса и Балсилли есть один шанс переубедить руководство компании. «Они зашли в зал, нацеленные дернуть за стоп-кран», вспоминает Джим Хобс, VP Operations, BellSouth Mobile Data. Начав судьбоносную для молодой RIM презентацию, Лазаридис к своему ужасу осознает — он и Балсилли настолько сильно нервничали перед встречей, что забыли прототип Leafrog в такси. Они находятся в ситуации «пан или пропал», а ключевой элемент их презентации потерян.

Университет


В начале своего пути Research In Motion располагала лишь зданием около университета Ватерлоо и средствами лишь на одну вывеску. Лазаридис настоял, чтобы оная висела на задней от улицы части здания, лицом к университету. «Мне все равно, сколько людей будет знать, где находится наше здание. Все, что мне нужно, — чтобы студенты знали, где находится наше здание», говорил он.

То, что Research In Motion расположилась прямо за кампусом университета Ватерлоо, совпадением не было, ведь именно там и началась история компании. Любящий повозиться к электротехникой Майк Лазаридис поступил в этот университет осенью 1980 года. По ходу учебы Лазаридис поработал в Control Data Corporation, строя один из самых продвинутых на то время компьютеров.

Чем ближе подступал конец четвертого учебного года, тем меньше Лазаридиса заботило получение диплома. Вместе с другом детства и соучредителем RIM Дагом Фрегином Лазаридис уже работал над своим первым продуктом — девайсом, отображающем на телевизионном экране информационные «карточки». По тем временам этот названный Budgie прибор был настоящим хай-теком.

Готовый начать свой бизнес, Лазаридис решил взять двухлетний перерыв в учебе. Перед тем, как полностью отдаться своим бизнес-планам, Лазаридис должен был получить личное разрешение от директора университета. Даг Райт выслушал полного энтузиазма Лазаридиса, объясняющего свой бизнес-план и ответил: «Я должен попытаться отговорить тебя от этого поступка… но — только между тобой и мной — вперед, добейся своего.»

Поэзия в движении


Компании требовалось имя. Первым вариантом было Paradigm Research, но к моменту подачи заявки на регистрацию оно уже было занято. Лазаридис пробовал подать несколько различных комбинаций слов с «Research», но каждый раз получал отказ. А ведь каждая заявка помимо прочего обходилась в $160 взноса, отчего компания быстро теряла деньги, еще даже не получив имени. И вот однажды вечером на переключающего каналы ТВ Лазаридиса снизошло озарение: в новости про берущих уроки балета футболистов промелькнуло словосочетание «Поэзия в движении» (Poetry In Motion). Седьмого марта 1984 года Research In Motion была официально зарегестрирована.

Первый продукт компании, Budgie, оказался мало успешен коммерчески — было продано меньше половины из ста произведенных девайсов. Но вместе с этим проектом к RIM пришла большая уверенность и знания. Скоро компания получила контракт на создание LED системы оповещений для сборочного конвейера General Motors. На премиальных от системы RIM и держалась в те ранние годы.

В ходе разработки системы CDS-100 Лазаридис и Фрегин наняли к себе в RIM первого работника, недавно окончившего университет Ватерлоо Майкла Барнстина, на ежемесячный оклад в $400. Хоть резюме Майкла и само по себе было впечатляющим, обратить внимание соучредителей RIM на письмо заставил прежде всего каллиграфический почерк. Барнстин оказался настоящим компьютерным волшебником, находившим и исправлявшим обваливавшие систему баги.

Усердный труд ради денег


RIM продолжала искать необычные заказы. IDM хотела обустроить себе локальную сеть. Стоматолог хотел получить распознающую интенсивность чистки зубную щетку. National Film Board of Canada хотели получить в свое распоряжение новую систему синхронизации монтажа фильмов. Построенная система в 1998 году принесла им «Оскар».

В 1989 году канадского оператор Rogers располагал простаивающей беспроводной сетью. Rogers были единственной компанией вне Швеции, имеющей в распоряжении разработанную для мобильной отправки сообщений сеть Mobitex. Прознав о существовании RIM, – представьте себе, в ходе собеседования при приеме на работу — Rogers связались с компанией, чтобы выяснить, что RIM может им предложить.

То был первый крупный прорыв в мир беспроводного обмена информацией. Опыт, полученный в ходе выполнения контракта, дал RIM уникальное понимание беспроводных и радио-технологий. Как говорят некоторые, RIM знали о Mobitex больше, чем ее создатели. В последующие годы RIM убедили Ericsson дать им подрихтовать систему, что дало огромный прирост в ее эффективности.

По ходу всех этих технологических скачков Лазаридис осознал, что обеспечивая надежную технологическую основу бренда RIM, он все равно отчаянно нуждался в ком-то, кто помог бы ему с бизнес-составляющей, кто-нибудь «заведующий числами». Кто-нибудь, кто налаживал бы связи. Кто-нибудь по имени Джим Балсилли.

Необычное партнерство


1990 стал первым годом, когда доходы RIM превысили отметку в миллион долларов. Случилось такое счастье потому, что одному из клиентов RIM понадобилось нечто большее, чем просто запасные части. Sutherland-Shultz вели переговоры по покупке RIM; вести сделку было поручено Джиму Балсилли. Хоть RIM и не заключила того договора, за время напряженных переговоров Лазаридис оценил хватку Балсилли и предложил ему стать партнером по компании. Балсилли отказался.

Для того, чтобы он передумал, потребовалось не так много времени, и вскоре вице-президент отдела финансов Джим Балсилли стал сопредседателем RIM. Тандем двух директоров — редкость в компаниях. Кто-то добился таким путем определенного успеха, кто-то потерпел полный крах. Но в случае RIM все сработало как надо. Лазаридис поддерживал бизнес-решения Балсилли, а Балсилли научился многому в мире технологий у Лазаридиса. Балсилли отмечал: «Я знаю, что всего лишь попугай, но я — очень хороший попугай.»

Примерно в то время Лазаридис решил повернуть деятельность компании в новое русло. Хоть RIM и была успешна в деле производства «одноразовых» продуктов, Лазаридис видел, будущее — за беспроводной передачей информации. RIM начала разрабатывать беспроводные девайсы с нуля.

Есть ли у вас e-mail?


Вам это может показаться странным, но в 1994 году спрашивали не «какой адрес вашего e-mail’а?», а «есть ли у вас e-mail?». Личный виртуальный почтовый ящик был у немногих: оными располагали корпорации, университеты и продавцы, «частных» e-mail’ов было мало. Но уже в то время Лазаридис смог распознать потенциал e-mail как средства коммуникации, и более того — придумать концепцию «e-mail на вашей ладони».

Но с ней возникли проблемы. RIM обладала достаточными знаниями для воплощения концепции в жизнь, но девайс-прототип был слишком громоздким, чтобы им можно было нормально пользоваться. На монтажных платах размещался только необходимый минимум, и все равно девайс получался слишком большим. По счастливой случайности на плату-переросток во время визита в офис RIM наткнулись два работника Intel. Они тут же поняли, что Intel может помочь решить в буквальном смысле гигантскую проблему RIM. Через год прототип был готов.

В течение того года RIM не сидела, сложа руки. Компания проводила исследования, как именно люди печатают и пользуются компьютером. Также была проделана работа над оптимизацией использования ресурсов батареек. Цель была все та же — создать девайс, помещающийся на ладони и питающийся от пары батареек.

Так был рожден [email protected] Pager 900. Сказать, что пользователи ненавидели IP 900 будет преувеличением, но преувеличением не сильно далеким от истины. По сравнению с BlackBerry Bold 9780 IP 900 был в три раза объемнее и весил в три раза больше. Даже Torch 9800 не весит и половины того, что весил IP 900. Да, люди были недовольны, но пользоваться [email protected] Pager’ом не переставали — попробуй отбери.

Leapfrog


Прозванный за свои размеры Bullfrog’ом (лягушкой-быком, то есть) [email protected] Pager 900 только вышел на рынок, а Лазаридис и RIM уже работали над его приемником — Leapfrog’ом (оцените игру слов). Новый девайс задумывался более многофункциональным и при этом меньшим по размеру, что делало его весьма конкурентоспособным. Вскоре продукт прирос облегчающим навигацию по меню и сообщениям колесом прокрутки. RIM написала код для управляющей девайсом системы.

И тогда позвонили из BellSouth.

Поняв, что модели Leapfrog пропали, соучредители RIM моментально посылают человека на их поиски. Лазаридис продолжает демонстрацию даже без прототипа. Он старается впечатлить руководство BellSouth своим чудесным изобретением и объясняет, как BellSouth может превратить беспроводную сеть из основы для системы координации грузового транспорта в основу национального двустороннего корпоративного e-mail сервиса. Он рассказывает о притоке многочисленных потенциальных новых клиентах компании, в случае если BellSouth дождется мобильной электронной почты от RIM.

В конце концов простые деревянные модели, повторяющие по форме и размеру проектируемый Leapfrog, прибывают. К ним приклеены листочки бумаги, имитирующие готовый пользовательский интерфейс. Члены совета директоров с энтузиазмом передавали друг другу прототипы, с волнением ожидая превращения деревяшки в революционный аппарат для отправки e-mail.

Встреча прошла успешно. BellSouth не только оставили себе сеть, но и расширили ее вдвое. В агусте 1997 BellSouth заказали у RIM — незаменимого партнера в деле предоставления беспроводного e-mail массам — Leapfrog’ов на 70 миллионов канадских долларов.

На горизонте будущего RIM маячит девайс с колесом прокрутки и полноценной QWERTY-клавиатурой. В 1998 Балсилли и Лазаридис начали формировать свои команды, подготавливаясь к выпуску продукта совершенно нового типа. Продукт этот будет назван BlackBerry.

Продолжение следует.


Комментарии

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий

Зарегистрируйтесь, это просто!


Зарегистрироваться

Уже зарегистрированы?


Войти сейчас